Радиоактивная зона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Радиоактивная зона » Остон » Заброшенная школа


Заброшенная школа

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://testovik01.rolka.su/files/0013/fd/87/51248.jpg

Описание: история данного учебного заведения очень ужасна. Люди забросили эту школу вовсе не из-за радиоактивной войны, а из-за маньяка, который издевался над детьми. Он был профессиональным убийцей, его так и не смогли поймать до взрыва. В самой школе ходил слух, что маньяк жил в подвале. Странная история, не так ли? Никто даже уже и не знает, как оно было на самом деле.
Может, до сих пор убийца бродит по коридорам, листает оставшиеся школьные учебники, рисует мелками на досках ужасные рисунки порнографического характера?
Из окна здания всегда виден «Остонский лес» – учебное заведение располагается на окраине города. Вокруг школы практически нет мусора, поэтому пробраться в неё можно без труда. Внутри же творится страшное: пыльно, грязно, везде висит паутина.
Дичь: крысы и летучие мыши.
Степень заражения (от 0 до 5 баллов): 1.

+1

2

Начало игры
В холодной ярой буре, белой, как свет звезды, виднелись непонятные серые образы. Сложно было определить, что скрывалось в танце вихрей. Радит просто необъятен по размерам. Этой холодной пустыне нет конца. Силы постепенно покидали тело, и хотелось просто упасть и уснуть. Ноги не могли преодолевать невероятной высоты сугробы. Лишь душа немного радовалась, что лицо защищено респиратором от ледяных осколков. Вокруг не было ни деревьев, ни зданий, ни замерзших рек и озер. Путь солдата "Монолит-6", нарушевшего один из пунктов кодекса, казался воистину бесконечным. Вергилий еще утром покинул своих друзей, пока они спали, и решил разведать окрестности самостоятельно. Мужчине казалось, что все кончено, так как он бродил уже несколько часов и не видел ничего дальше своего носа. На улице, в принципе, было не холодно, но погода так или иначе была противная. Вергилия хорошо согревала военная форма.
"Неужели умы Шентауна не догадались выдать нам комплект широких охотничьих лыж? Ходить вообще неудобно..."
Вергилий высоко поднимал ноги и перешагивал сугробы. Так он и шел, не видя ничего перед собой. Лишь спустя некоторое время в белом тумане показались мутные очертания какого-то строения. С широко открытыми глазами мужчина поспешил проверить, что попалось в круг его обзора. Верга очень устал, ему хотелось отдохнуть, поэтому искренне надеялся, что наткнется на какой-нибудь домик и сможет в нем переждать метель. Проклиная самого себя, Вергилий жалел, что не остался с группой.
"Сейчас бы я лежал в теплой зимней палатке под махровым одеялом и пил горячий кофе. Какая муха меня укусила?"
Естественно, Вергилий осознавал, что именно желания везде быть первым и все успеть подтолкнули его отправиться на разведку в одиночку. Стратеги вообще не должны такой работой заниматься, но ведь нашему герою захотелось проявить себя в этой миссии лучше всех, о чем жалеет.
"Как говорится: "Вкус победы сладок, и, вкусив его плод, забудешь, сколько усилий пришлось приложить, чтобы его вкусить".. Кажется, я почти добрался до того строения. Это точно здание. Оно похоже на.. какое-то учебное заведение. Школа что ли? Или институт? Нужно проверить..."
Вергилий будто забыл о своей усталости и ускорил шаг. Он уже отчетливо видел разбитые окна здания и облезлую краску на его стенах. Мужчина не торопился зайти внутрь, так как опасался, что его кто-нибудь там поджидает. На пыльном полу внутри строения виднелась валяющаяся железная табличка: "Школа". Вергилий безпордонно хмыкнул и сделал несколько шагов вперед, оказавшись в обваленном дверном проеме. Отчетливо слышно, как по коридорам этой школы гуляет ветер. Кроме ветра никаких посторонних звуков Вергилий более не слышал, но шанс попасть под чью-то руку так просто не пропадал. Верга снял с плеча военную сумку и вытащил из нее фонарик. Также из-за пазухи он достал один из автоматов, зарядил его и принял "прицеливающуюся" позу. Аккуратно ступая, зорким глазом смотря в прицел, достаточно быстро дышал. Стопы мужчины огибали весь мусор. Человек двигался настолько тихо, что можно было расслышать его учащенное сердцебиение.
"Я выстрелю... Выстрелю..."
Вергилия уж больно смущала мертвая тишина. Он не знал, откуда ждать нападения? Постоянно оборачивался и приглядывался к старым вещам, которые, в своем-то веку, были новыми...
"Интересно, что тут произошло? У меня ощущение, что эта школа закончила свое существование еще до взрыва. Да и рисунки на стенах уж больно откровенные..."
Правда, рисунки на стенах были не самого приятного характера. В большинстве своем они изображали половые органы. Вергилий старался не фиксировать на этом свое внимание. Он проверял комнату за комнатой, чтобы точно убедиться, что находится в здании совсем один. Некоторые классы в этой школе преобладали в достаточно хорошем состоянии, а некоторые выглядели уж очень ужасно.
"Корень из 144... 15? Да, понятно, почему этому парню двойки ставили..."
Верг добротно улыбнулся, держа в руках старую тетрадь какого-то ученика. Положив ее обратно на пол, Вергилий вспомнил, как сам когда-то делал ошибки в работах. Он вспомнил учителей и счастливые школьные годы.
"Отлично..."
Вергилий обошел все этажи и все кабинеты. Он убедился, что в здании больше никого нет. Путешествие вымотало его. На первом этаже было теплее, чем на втором и первом. Верга вошел в кабинет, кажется, математики, присел и спиной облокотился на стену. Военный костюм помог немного слиться с зелеными стенами, а еще давно упавшая на пол доска совсем прятала Вергилия, что его не заметишь, пока не начнешь упорно рыскать в кабинете.
"Покемарить что ль?"
Вергилий прикрыл глаза и немного заснул. Спал он чутко. Можно сказать, что даже и не спал, а просто с закрытыми глазами отдыхал. Мужчина знал, что спать нельзя, так как либо замерзнешь, либо тварь какая-нибудь залезет сюда и сожрет твои мозги. Автомат у солдата был заряжен, остальные приспособления тоже были "готовы".
Естественно, ни грязь, ни пыль, ни странный запах Вергу не смущали. Отдыхает себе, не брезгает. Да, конечно, тут ужасно грязно, и Вергилий не отрицал того, что, возможно, уже запачкал свою форму в пыли.

Отредактировано Вергилий Спарда (2015-02-05 17:18:08)

0

3

=== Лагерь Кобры
Ещё с утра мир висел над знакомыми строгими лицами, сонными мешками под веками, а кто-то встал с левой ноги. У Типпи одновременно на пол легли обе ноги: левая и правая. Присоединилась рука и вторая, рыща растопыренными пальцами что-то, что потеряла. А там пусто.
- Что за... Что у меня с глазом? - пробурчала себе под нос, трогая правое веко, сдирая с него тонкую плёнку, больше похожую на высохшую скорлупу.
Поднеся к лицу осколок зеркала, ребёнок так и подскочил, выронив осколок. Единственный активный глаз задрожал от страха, хотя и не видно этого. Повторив содеянное, Типпи осторожно общипала края ресниц, наконец-то открыв правый. Повергнувшее чуть бы не оповестила криком, да вовремя закрыла себе глаз. Ещё пару дней зрение только падало, а сейчас оно было похоже на стухшее яйцо, своим отвратительным белком.
- Время... пришло..
Не раздумывая, как по команде, без эмоций и мыслей, ребёнок собрался. Она готовилась к этому дню, может потому те пару минут прошли в безмолвии. Собираясь навестить старого знакомого, того самого, кто молвил об отношении людей и мутантов, подросток тихо вышел из палатки.
Снег валил крупные хлопьями, подбадривая беглянку "замету следы". Краешком губ улыбнувшись, девочка осторожно перебиралась сквозь сугробы, ныряя в него, убедившись языком, что по близости никого нет, и дальше шла. Ещё солнце не взошло по летним меркам, а палатка пустовала, махая оторванными уголками, вслед.
Пробравшись сквозь потаённый ход в скале, Типпи замела за собой следы, положила всё, как лежало до прихода. Она двигалась, не сказав ни слова, ни проявив, ни доли эмоций, и только когда горы стали чуть меньше, обернулась и заплакала.

***

Ближе к полудню, Типпи пробиралась по сугробам точно по компасу, глядя на чешуйку, "обнюхивая" её языком, одновременно ища отдалённые схожие запахи. Уже как несколько часов бродит кругами, возвращается и снова исследует подарок, следуя по почти исчезнувшим частицам. С того времени много воды утекло, месяц за месяцем обогнул Радит, аж полгода она не видела мутанта-дракона. Изменился ли? А вот сама изменилась и сейчас идёт с перевязанным глазом, шагает по растущему, на глазах, снегу.
В следующий шаг ребёнок провалился, почти отчаявшись на вылазку, как позади себя увидел окна засыпанного дома.
Добралась...
С ноткой облегчения, обрадовалась она, сжав чешую в руке. Но здесь нет тех высоких домов, мегапостроек или магазинчиков, как раньше, когда её утащили на одну из таких вышек.
- АТРО! АТРОКС ГДЕ ТЫ! Ой... Чего это я кричу, услышит ещё кто. - всполошившись, передёрнула плечами, бродя не спешным шагом.
Послышался шорох, остановился, где-то рядом издавался странный звук. Замерла, чтобы прислушаться, глядя на одну точку, а звук всё так же стоял на месте, совсем рядом. Похоже, вода капает, отчётливое "кап" слышится почти у уха.
Кто? Что? Где?
Взглянув под ногу, Типпи попятилась назад, возле ног снег окрасился в алые точки. Посмотрев на небо, там пусто, только тучи сгустились и снег валит. Пока мотала головой, в поле зрение бросился запачканный отрывок. Та самая чешуйка обрела ярко-маковую окраску и только с одной стороны, она влажная и похожа на... кровь? Быстро потянувшись к глазу, где повязка намокла не хуже губки, сбросила её к ногам, лазая в сумке. Повернувшись лицом к лесу, Типпи осторожно складывала в квадратик полотно, прикладывая к кровоточащему глазу, перевязывая другой тряпкой. Порыв ветра снёс с головы капюшон, а с шапкой не управился.
Столько крови, столько... Хоть иди сдавать на переливания. Да что такое.. Ещё болит, очень сильно. Где этот мутант, когда его ищешь, нет.

Отредактировано Типпи Дегре (2015-02-04 06:40:13)

0

4

Туман, еле ощущаемый запах пыли, медленно впивавшийся в нос, темнота... Казалось, стало теплее. Хотелось спать, и мертвая тишина так и норовила прикрыть веки своим легким рукавом, всего одним движением. Нет, убивать она одинокого путника не собиралась, а, скорее, хотела, чтобы он сладко уснул и отдохнул. Как бы Вергилий не старался, а просто кемарить ему не удавалось. Во всем теле появилась необычная тяжесть, спать захотелось еще сильнее. Напавшая лень медленно убивала в солдате тревогу и всякую бдительность, что тот расслабился и на полном серьезе решил вздремнуть. Сознание успокаивала мысль о том, что старая школьная доска надежно прячет тушу.
"Теплеет..?"
Вергилий немного поерзал на месте, а потом принялся скидывать с себя оружие и тяжелый рюкзак. Где-то в рюкзаке небольшой плед лежал, но даже искать его было лень. Мужчина устроился на какой-то большой картонной плоскости, повернулся набок и уснул. Сон его все равно был чутким, так как какая-то доля мозга осознавала, что подопечный находится не дома под теплым одеялом, а в забытым Богом месте на картоне.
"А? Нет! Послушайте, я не хотел уходить один. Мне просто стало интересно, что находилось за тем лесом. Потом я заблудился. Мне пришлось в разваленную школу забраться и отдохнуть там, так как стихия меня вымотала. Что? Вы же не убьете меня за это? Это глупо! Не подходите. Нет..."
Вергилий проснулся в холодном поту. Мозг с помощью снов показал ему страшную картину наказания. Естественно, это было нереально. Да и убивать солдата не стали бы, хотя Верга в этом сильно засомневался. Проспал он примерно два часа. Глаза в уголках покрылись коркой, а кожа лица стала какой-то чересчур обвисшей.
"Ну и сон. Бред, конечно. Надо возвращаться. Кажется, "мой третий глаз" подсказывает, что давно пора. Эх, чую, настучат мне по шапке..."
Вергилий сладко-сладко потянулся, огляделся, не вставая с картонки, и принялся собирать свои аккуратно разложенные вокруг по полу вещи. Мужчину беспокоило, что он не встретил ни одного мутанта. На него аж паранойя легкая напала.
- Атро! Атрокс, где ты?! Ой... Чего это я кричу? Услышит ещё кто, - раздался звонкий крик, сопровождающийся эхом.
Мужчина окаменел, пытаясь обработать в голове услышанное. Он немного опешил, так как точно понял, что в здании все же кто-то был, или недавно пришел. Беловолосая голова медленно начала подниматься, а взгляд устремился в темный коридор, немного освещаемый дырой в крыше. Вергилий двигался очень тихо. Он аккуратно поднял с пола рюкзак и оружие. Расположив автомат в руках как можно удобнее, Верга тихими, но широко шагами направился к выходу из разрушенного кабинета математики.
"Я слышал это. Я не ошибся. Здесь кто-то есть. Наверняка оно уже почуяло меня и захотело убить. Нужно перевернуть правила этой игры... Я должен совершить сей действия раньше..."
Вергилий глубоко дышал и не сводил глаза с прицела. Он осматривал каждый уголок, пока аккуратно двигался ко входу школы. Бумажки, тетради, парты, стулья - ничто не отвлекало солдата. Он услышал голос и поставил цель избавить бедолагу от мучений. Ведь все они слуги радиации, мутанты эти. На мгновение даже стекло в респираторе запотело. Дышать через этот аппарат становилось все сложнее, воздух будто душил. Стало холодно от предвкушения пролить кровь.
"Да, я смогу убить его. Оно по-любому нападет на меня, а я всажу ему пулю. Да..."
Тихо, все также огибая мусор, Вергилий добрался до входа. Осталось только завернуть за угол. Повернул... Вдалеке стоял образ маленького человечка. Кажется, это ребенок. Вергилий трезво осознавал, что ребенок - явно мутант. Защищенный или нет - в любом случае заражен. Мужчина поймал образ на мушку. Прицел немного качался, так как Верг целился стоя. Он очень долго не выстреливал, так как чувствовал себя какой-то тварью. Вот так вот выстрелить из-за угла... Да и ребенок это. Ну разве можно так?
"Не забывай, для чего ты здесь. Не забывай, сколько тебе заплатят за эту миссию. Не забывай, что они дикие... Да..."
Вдох. Выдох. Вдох. Выдох - пуля полетела в черный силуэт и остановилась под ногами человечка. Тот, кажется, очень испугался, ведь это была неожиданность 90-го уровня. Вергилий, конечно, опешил от того, что, после долгого прицеливания, промахнулся. Силуэт бросился на утек и попытался скрыться в этих коридорах. К выходу ему было бежать - не самый лучший вариант, так как тогда бы направился прямо в лапы Верги.
"Стоять!"
Мужчина, уже не скрывая своего присутствия, резко оттолкнулся от пыльного пола и погнался за маленьким человечком. Человечек очень хорошо маневрировал. Маленький, проворный. В кабинетах было много дырок. Повсюду были выходы и входы из них в коридоры. Верга учел тот факт, что, возможно, ребенок не сможет выбраться из школы через окна, так как уж больно высоко от пола они располагаются.
Убегающего мутанта сопровождал град пуль. Тяжелой дыхание, неровный пол - все это сбивало прицел. Попасть по двигающейся мишени крайне трудно. Вергилий бежал за ребенком по темным, и освещенным, коридорам и кабинетам. Его заносило в стены, угнаться сложно. Странная злость в груди все накалялась. Это неприятно - гнаться и не догонять.
"Ах ты... Да стой! Гр-р-р... Получай!"
Верга прекратил экономить патроны, сделал несколько выстрелов, но, к сожалению, так и не попал. Он целился, но пули так и не достигали цели. Лишь в другой момент, на повороте, когда Вергилий особо и не целился, попал. Прямо в плечо. В стене остался след от пули. Она либо пронзила руку насквозь, либо прошла по касательной - не разобрать.
"Попался... Оу, ты не останавливаешься?"
Действительно, жертва, получив пулю, продолжала бежать. Насколько это была сильная воля? Коридоры школы не были бесконечными. "Сколько ниточка не вьется, конец настанет". Далее, судя по рисункам спортивного характера на стенах, следовал спортзал. И, кажется, убегающий силуэт занесло именно туда. Перед тем, как забежать в него, Вергилий приостановился, понимая, что из спортзала, замкнутого сектора, мутант не убежит. Конечно, спортзал не был открытым местом. Здесь повсюду валялись плиты, обломки, за которыми легко спрятаться.
- Ну все.., - тихо-тихо, сам себе, прошептал мужчина. - Выходим, мальчики-девочки! Дальше бежать некуда! - Верга почуял себя охотником, загнавшим жертву в угол. Он явно осознавал, что победа на его стороне, и не торопился заканчивать игру. Лишь осматривался, легким движением руки отряхнув белые волосы от пыли.

0

5

Меняя повязку, Типпи медленно забрела в раскрытые двери одного из зданий, больше походящий на пансионат, чем школу. Стёкла выбиты, краска облезла, рядом ни забора, ни предупреждающего знака "осторожно дети". Она блуждала по затихшему коридору, слыша призрачные детские голоса, издающие смех за партами, крик на перемене и шум в столовой. Вспомнилась и своя родная школа, чем-то она была с ней схожа, может постройки были одного и того же чертежа.
Как тихо...
Между губами пролез чёрный язычок, ловя раздвоенными кончиками элементы воздуха, анализируя его. Не успел. Хлопок, до боли знакомый, мгновенно дающий в голове определение, что это пуля. Подскочив на месте, Типпи взвизгнула, пустившись прочь. Неужели проследил кто-то из своих, догадался и решил закончить дело? Сердце суматошно билось в груди, хотелось обернуться, а страшно, страшно увидеть преследователя одного из бывших "своих".
Она петляла, мотая головой, из-за повязки плохо виден обзор, пропускаются важные детали. Но слыша, как пули её не достигают, словно отскакивают от невидимой брони, в душе радовалась, не скрыв улыбку.
Беги.. Только беги и не останавливайся.
Погонщик оказался молчаливым собеседником, всю дорогу он только и общался свинцовым градом, не более. Юрко огибая углы, где одна из выбитый дверей повалилась вместе с ребёнком в снег, была растоптана двумя парами ног. Доверившись инстинкту, чётко гналась по своей полосе, сворачивая уверенно, прячась с одного класса в другой, будто кто-то из вне показывал дорогу.
Можно было выбежать наружу, но если учесть, что охотник имел оружие, вряд ли ей далеко удастся удрать. Надо было избавиться, водить кругами, мелькать под носом, сделать хоть что-нибудь, только бы не оказаться пойманной.
Она впервые себя почувствовала такой живой, желая жить и быть живой хотя бы ещё пару годиков, только не сейчас. Хлопок.  Острая боль пронзает плечо, оставляя на пуховике дырку, быстро пропитывающую кровью, так пылко рвущаяся выхлестнуться не ручьём, а целым водопадом. Хотела вскрикнуть, да только прикусила губу, больно ударившись об косяк.
- Нет..
Вставай.. Беги!
Как же надоело бегать, убегать, быть той, кого ненавидят, презирают, желают убить. Разум затуманился, выводя ребёнка в тупик. С секунд пять она стояла на месте, устало оглядываясь по сторонам, выискивая выход. А донёсшийся приближающийся голос вовсе придал сил, как толчок в спину, подбросил действовать. Этаж спортзала наверно третий, из окон виден изумрудный лес, покрытый махровым покрывалом, почти как радужка её глаз, веющая холодом.
Зачем я ушла?
Подняв голову, клубок тёплого пара, таящий в себе тяжесть души, выбрался из уст. В какой-то момент ей захотелось сдаться, но вот так глупо умереть в школе... Разглядывая полуразрушенный потолок, заметила в нём отверстие и ведущую дорожку из плит, так ровно проложенные, словно кто-то специально их лесенкой уложил, чтобы легче вскарабкаться. А из окошка в потолке падали бледные хлопья снега, так красиво ложась друг на дружку. 
Вдох. Задержав с секунду дыхание, выдохнула, чувствуя на себя такое странное явление, как предвидение будущего, а может всё слишком предсказуемо.
Забралась на первую плиту, сбросив с неё первый слой снежного покрывала, на вторую вскарабкалась с прыжка, перекувырнувшись. Ещё чуть-чуть. Выбегая на крышу, ребёнок позабыл о страхе, просто пришла посмотреть на мир с высоты, пылая такой необычной для себя, радостью. Выбирала сторону края, где сугробы глубоки, посадка должна быть мягкой, так увлеклась, что забыла об опасности, увлечённо смотря куда-то на горизонт,  где небо соединяется с землёй. Стоя на краю, нахлынули вспоминания о Кобре, как ей было там весело, как дружила и любовалась занятым народом. А что сейчас? Мир пуст, а она одна. Хотя нет, подождите, не одна. А как же.. Вспомнила, очнулась, в глазах вспыхнула искра страха.

Отредактировано Типпи Дегре (2015-02-08 23:03:19)

0

6

Все было слишком просто, слишком. Даже не верилось. Уже удалось точно разглядеть, что жертва была никем иным, а ребенком. Стрелять в него было трудно, потому что это, да, ребенок. Каждый раз казалось, что пули действительно не попадут в цель, поэтому Вергилий стрелял смело, зная, что будто не заденет заражённого. Все шло, как по маслу. Ребенок загнан в угол, бежать ему некуда, а если и захочет, то ничего у него не получится... Вряд ли хоть одному человеку в мире удастся обогнать на своих двоих пулю.
Ответа на свою фразу мужчина не услышал. Он не слышал ничего совсем, даже шорохов. В какой-то момент аж засомневался, что ребенок забежал именно в спортзал. Было настолько тихо, что слышен собственный стук сердца. Казалось, можно услышать и стук сердца жертвы, но его не слышно. Странно. Вергилий сделал несколько аккуратных шагов вперед и начал, стоя на месте, все осматривать. Дуло оружия следовало точно за взглядом, поэтому пуля могла вылететь в любой момент. Вергилий не остановился только на этом месте. Он начал осматривать другие "сектора" спортзала. Было очень тихо. На мгновение солдат забыл, зачем пришел сюда. Он потерял, скажем, надежду и решил уйти из школы прочь. Ну нет нигде этого ребенка. Уже все осмотрел. Сколько можно голову ломать? Развернувшись к выходу, перекинув оружие за спину, увидел все же этого зараженного. Он карабкался к потолку, чтобы вылезти через дыру на крышу. Вергилий хотел выстрелить, пока ребенок лез, но не успел, потому что долго доставал оружие из-за спины.
"Вот блин! Ничего, дальше не убежишь. Если решишь спрыгнуть с крыши и побежать, то моя пуля настигнет тебе еще раньше..." 
Резко выдохнув, мужчина побежал к этой же лесенке. Да, она была достаточно аккуратно выложена. На вид казалась прочной и достаточной широкой, чтобы по ней мог взобраться даже взрослый человек. В ногах почувствовалась легкая усталость. Лесенка была достаточно крутой. Ребенок быстро пропал из виду, поэтому Вергилий решил ускориться. Дыра в крыше все приближалась, и чем ближе к ней мужчина подбирался, тем больше притормаживал, а на пиковой точке, последней плите, остановился и задумался.
"Ведь я могу не выстрелить. Нет, я попаду, но просто не смогу. Не могу я детей убивать. Если я действительно желаю выполнить свою задачу, то должен быстро подняться и сразу выстрелить, чтобы не успеть сжалиться. Выбор момента должен быть идеальным. Быстро..."
Верга в сотый раз резко вздохнул, собрался с силами и залез на крышу. Тут наверху было так ярко. Снежный свет так слепил, что глаза зажмурились, прицел потерялся, и была вероятность скосить или не попасть вовсе.
"Нет, не останавливайся. Ты должен."
Глаза бросили вызов яркому белому свету, широко раскрылись, а палец медленно надавил на курок. Раздался трескучий, но такой спокойный и аккуратный выстрел... Пуля, конечно, попала не туда, куда хотелось, но она попала в зараженную плоть. Глаза Вергилия проводили до снежной поверхности крыши красную струю, а также падающее с крыши тело. Было не видно, как оно упало, и было не видно, куда попала пуля. Было лишь видно, что оно сорвалось из-за ударной силы пули. Мужчина замер. Он не хотел подходить к краю и смотреть, как упал ребенок. Он просто не мог. В голове уже выстроилась примерная картина, поэтому видеть ее в живую было ни к чему. Взгляд Вергилия только капли крови на снегу осмотрел. Такие красные, насыщенные.
- Покойся с миром, - тихо прошептал мужчина и развернулся на 180 градусов.
Так он достиг противоположного края крыши. Впереди была только слабая буря и пелена.
"Пора возвращаться. Нужно доложить о моих успехах."
Ребенка убить легко. Хвастаться тут нечем особо. Вергилий не задерживался. Он сиганул с крыши в огромный сугроб и пошел дальше, к своей команде.
----> К друзьям из "Монолит-6".

+1

7

Что я делаю? Ты забыла о главном. Обернись!
Улыбка смахнула с лица, когда ребёнок осторожно повернул голову, поймав на мушку выглянувшую фигуру. Ком придвигался к горлу, стало трудно дышать, сердце участилось биение, спускаясь к пяткам. Выстрел. Такой уловимый для слуха свист, пронзил слух, вгрызаясь в плечо под лопатку, объедая тонкий пробитый тоннель. От удара, Типпи выбило вперёд, её губы разошлись друг от друга выдавив крик, не слышимый для себя.
Дежавю. Это было. Совсем недавно её крохотное тельце, по сравнению с высокими мужскими и накаченными прессом тушами, падало вниз. Пальцы разжались и ветер подхватил алую чешуйку, обнеся её вокруг одного из ближайших деревьев, укутанное белым покрывалом. Всё повторялось. только падение пришлось быстрее. в полете она развернулась полу боком, продавив собой двойной слой сугроба, упёршись спиной обо что-то острое, похожее на наконечник. кто знает, что хранят в себе погребённые снега, какие только ловушки под ним не устроены.
Боль, ужас, страх. Всё смешалось, переплелось в одну узенькую ниточку, готовую порваться в любой момент. В ушах звон, ноет тело, ноги не чувствуются, плечо истекает кровью, как и рана на другой стороне. Ко всему в придачу, присоединилась намокшая повязка. Сколько крови, хоть донором иди. Столько крови уходит и просто так.
Прощайте...
Её веки сами закрылись, когда сознание окунулось в туманную пелену, пальцы иногда судорожно вздрагивали, реагируя на падающие снежинки. Замёрзшие капельки тихо спускались по невидимой лесенке, кружась и танцуя, покрывая, ещё тёплое личико, несколькими растаявшими капельками.

0

8

Улицы Остона ---->
Тишина, спокойствие... Где-то снаружи воет метель, ярая и необузданная, а чешуйчатый человек тихо спит себе в одном из разрушенных зданий города Остона. Спит и не знает, что вокруг происходит. Местечко он под собой давно нагрел, поэтому безмятежно отдыхает. Казалось, ничто не может заставить его сейчас проснутся, ничто, но наши доводы ошибочны. Резкое урчание в животе заставило веки подняться и обнажить алые глаза, в которых так красиво под покрывалом темноты еле пульсировали красивые рисунки. Они похожи на кровавые реки. Такие злые и устрашающие, но по своей природе спокойные.
- Ненавижу это чувство. Так редко удаётся поспать, а голод.. мешает...
Атрокс начал возиться и уже точно знал, что заснуть снова не сможет. Зима - тяжёлое время. Еды мало, холодно. Медлить с такой проблемой, как голод, нельзя. Дракон потёр глаза, тихонько постанывая, и попытался себя поднять с нагретого за время сна чёрного плаща. Атрокс ходил по зданию, зевал, собирая свои вещи.
- Вот ты где, мой пистолетик... Если мне будет лень ловить добычу самому, то ты мне поможешь...
Атро как следует укомплектовался и закутался в чёрный плащ. Конечно, сейчас не лето, и красоваться голым торсом - не самое правильное решение. А то так можно доиграться и всё себе отморозить.
Конечно, чешуйчатый надеялся, что встретит хоть какое-нибудь существо. Ему было всё равно кого жрать, лишь бы съедобное мясо было, хотя и "несъедобность" вряд ли бы остановила голод. Как-то больше хочется встретить оленя или ещё какое животное, а уж если человек попадётся, то вообще пир забацаем. А что? Вкусняшка же.
Теперь Атрокс уже оказался в городе и пытался найти дорогу в лес. В лесу шансы выше поймать что-нибудь, а в городе мало кто ошивается, только сошедшие с ума отшельники, типа нашего дракоши. В животе всё ещё урчало, и это бесило мужчину. Он злился сам на себя из-за этого голода и из-за того, что не может обуздать его. Никто ведь из нас не может... Поэтому есть слово "надо", а, точнее, слова "надо сожрать кого-нибудь".
Зимой руины Остона выглядят совсем иначе, чем летом, весной и осенью. На мгновенье Атроксу показалось, что он заблудился. Но паниковать не спешил, да и вряд ли бы начал. Чувствительный язык нам в помощь! Он смог уловить частицы запаха какого-то животного. Сначала было непонятно, какого именно, но потом наступил просвет.
- Заяц...
По фиг нам на холод и правила этикета: мужчина пригнулся и упал на передние руки, решив продолжить путь на своих четырёх. Он бежал, как зверь, и цеплял когтями снег, который резво за ним поднимался и пылью ложился обратно на землю. Дракон не ожидал, что добыча ближе, чем кажется. Стоило ему только завернуть за одно из зданий, как, правда, показался заяц. Все мысли на мгновение покинули голову. Атроксом управлял лишь охотничий инстинкт. В зайце мяса, по сути, мало, да и догнать его сложно, но выбор не велик. Кроме этого ушастого вряд ли удастся ещё кого-то встретить. После того самого красивого заворота за угол с кучей взлетевшего снега остановок не было. На полном ходу мужчина завернул и бежал в сторону зайца. Тот среагировал быстро и начал стремительно удаляться от охотника.
- Только бы не потерять...
Да, потерять легко. Стоит замешкаться на секунду, и белый заяц сольётся со снежным покровом и пропадёт из виду. Нужно было поймать момент. Момент, с которым можно будет перебраться на обычный человеческий бег. Да, момент был достигнут, но заключался не только в том, чтобы перебраться на бег, но и в том, чтобы кинуть нож и оттолкнуться от земли с помощью хвоста. Атро красиво проделал все эти движения и в пиковой точке своего прыжка резко кинул нож в ушастого, который запятнал мохнатую белую спинку. Вместе с попаданием ножа Атрокс приземлился на ноги, но опоздал лишь на секунду, собственно, так и было задумано.
Вся эта беготня отвлекла Дракона. Лишь сейчас он заметил, что почти покинул город. Это была окраина. Буря утихла. Впереди виднелось какое-то здание, ничем не отличавшееся от прочих. Разрушенное, ужасное, но такое волшебное. Всё тут волшебное... Мужчина решил зайти в эту школу и там захомячить добычу, которую нёс в руке, держа за белые уши. Вот Атрокс подошёл ко входу. Он не исключал, что в здании кто-то есть, поэтому решил действовать так, как вряд ли бы кто-то действовал. Собрав силы и воздух в лёгких, Дракон неподражаемо заревел. Громко, пронзающе. Было видно, как внутри здания разлетелись обломки и поднялась пыль. Это была сила, равная двигателю самолёта на старте. Равная тому потоку, что выходит из пропеллеров. Школа пошатнулась. Было слышно, как где-то что-то обвалилось, треснуло.
- Нет никого...
Не знаем, как Атрокс узнал о том, что там никого нет и на что надеялся, но ничто его не остановило войти. Правда, не успел он пройти дальше порога, как уловил всё же чей-то запах. Разум помутился от того, что кто-то тут прячется. Запах... Он был таким знакомым... Это как вкус какой-то конфеты из детства. И знаешь, что ни с чем его не спутаешь...
Дракон выбежал из школы и направился в сторону источника запаха. Он вёл под снег. Атро подошёл к высокому сугробу и принялся расчищать его хвостом. Когти же могут повредить. Мало ли, кто там. В любом случае, порезать хозяина этого запаха всегда успеем. Минута раскопок и.. показалась чья-то нога. Атрокс удивился, обвил хвостом эту ногу и вытянул из под снега.
- Ребёнок что ль...
Душа ликовала. Ещё одна вкусняшка.
- Чёрт...
Атрокс замер. Это же Типпи! Та самая девочка из города. Девочка из "Кобры"!
- Да ну на фиг! Живая что ль?
Мужчина вертел головой и осматривал тело. Под "живая" он подразумевал, что её ещё никто не сожрал. Не думал он, что когда-нибудь увидит этого ребёнка. Казалось, он должен был погибнуть. Да и что делает здесь? Совсем один?
- Это кровь что ли? Кажется, кто-то тебя поранил. Ох, ну, блин. Что делать? Раны странные. Дырки... Дырки... Пули что ли? Ладно. Бог услышал тебя и послал спасение. У меня для этого есть свои причины...
Дракон аккуратно поднял девочку, распределив вес равномерно, и понёс в школу. Вечерело, время ещё было. Атрокс снял с себя старый добрый плащ и уложил на него Типпи. За несколько минут собрал нормальные доски и развёл костёр с помощью зажигалки. Тепло стало. Теперь лицо Атрокса превратилось в саму серьёзность. Он подсел к девочке ближе и решил совершить "лечение". Мужчина до пояса раздел девочку и сложил одежду в уголке. Клыки пронзили маленькую ручку, глаза заметили шрамы, те самые. Яд подействовал быстро и исключил у Типпи возможность очнуться примерно минут на 15-20. У девочки было две раны. Одна, кажется, чистая. Дырка, пули нет. Кровь до сих пор потихоньку идёт, и была вероятность, что маленький мутант умрёт.
- Мм.. Ладно...
Атрокс поднял свой любимый плащ и разорвал его на части. Одной из частей он обмотал девочке плечо, кровь из которого уже не текла, если только чуть-чуть. Осталось другое плечо. Атро обжёг когти своим же ядом и начал аккуратно резать ту часть, куда залетела пуля. Нельзя её там оставлять. Образовалась дыра побольше. Потекла кровь, которую Атрокс останавливал куском плаща и комком снега. Ждать было нельзя. Пулю срочно надо извлечь. Отверстие в плече достаточное, поэтому Дракон примкнул губами к этой дыре, то бишь к спине, и змеиным языком начал обвивать пулю. Да, его язык был не таким, как у змей. Он длиннее, толще, и управляем. В полтора оборота пуля была сжата языком. Голова мутанта начала отдаляться, и вместе с ней вытащилась пуля. Да, вытащил аккуратно языком и положил где-то рядом. Потом забинтовал рану и уложил Типпи на парту, которая стояла рядом. В одежду ребёнка так и не одел, забыл, а потом устал и не стал этого делать, а просто накрыл плащом, придвинув ближе к огню.
- Что ж, красиво...
Прикололся он насчёт голого тела девчушки. Оставалось только ждать. Атро, как бы так сказать, не совсем верил, что глаза девочки откроются. "Операция" длилась около 13 минут. Пока Типпи не очнулась, Атрокс несколько раз менял кусочки плаща и протирал раны мокрыми от снега кусочками. Яд хорошо способствовал сворачиванию крови, поэтому та прекращала течь.
Мужчина уселся рядом с партой, облокотившись на неё, и прокручивал картинки "операции". Все эти картинки с плотью и пулей. А пуля... Пуля была явно из Шентауна. Атрокс не мог её спутать. Сам когда-то стрелял такими же. И рисунок на ней представлял эмблему производительной компании пуль Шентауна.
- Шентаун...

+1

9

Падал снег. Снежинка за снежинкой.Такой крупный, размером с кукурузную хлопья, те, что едят по утра с молоком или так натощак. За какие 30 секунд лицо девочки покрылось бледной пеленой и то слабое дыхание не смогла растопить новый, прибавивший слой снега. Он медленно и настырно закрывал её собой, укутывая в ледяной кокон. Запах крови глубоко проникся под кристальные частицы, к счастью, по близости хищников не было видно.
В голове беспорядок. Слышались голоса, лица, крики. Её звали. Может ангел спустился с небес и протянув руку звал за собой? Было похожее шевеление, она не могла открыть глаза, а душа стала греть почти замёрзшее тело.
Я.. не успела многим сказать мама... не успела сказать.. что их люблю.
За прошедшие полгода Типпи продолжала верить в реальном существовании своих родителей, в крайнем случае - хотя бы одного. Но больше хотелось увидеть маму. Она всегда была рядом.
Мир содрогнулся. Сквозь веки проникся слабый свет и что-то тянуло. В голове сразу всплыл образ - волки. Сейчас они её раскопают, обгрызут одежду и обглодают кости. Но боли не было слышно. Умерла?
Дальше время побежало быстрее. Притупленная боль в нервных окончаниях держал сознания, был отрезком, как обрыв между стоящим ребёнком и девушки в белом с крыльями. Она тянула к ней свою тонкую бледную руку, мило улыбалась и так была похожа на маму.
- Мама?
Говорила во сне и слишала её приятный смех, жест в виде кивка. и вот её рука ложится на голову девчушки, прижимает к своему, всегда стройному, и худому тела, поглаживая макушку дочери. Она плакала. Типпи видела её слезы, как те впивались в асфальт, а из под него быстро пробивались на свет ростки новых цветок, как колокольчики.
Взяв её руку, ребёнок закрыл глаза и тоже заплакал, прижавшись щекой к свадебному платью матери, шепча ей те самые, не сказанные слова. Присев на колени, женщина улыбнулась, вытерла катящиеся крупными градинами, слёзы, с припухлых щёк. Она сказала ей пару слов и та запомнила. Дальше пустота.
Боль прорвалась в сознание. Это жуткое, рвущее изнутри, боль. Первое движение - лёгкое моргание, когда хочешь проснуться, а веки не поднимаются. Приоткрыв глаза, всё было смазано масляной краской. Показался яркий силуэт.
Кто это? Где я?
Это лицо, точнее морда, а вот и шипы и эти волосы. Воспоминания врезались в память, сразу первая встреча, рыба и этот едкий смешок. Он стоял и смеялся над ней.
Атрокс?
- Я.. - голосовые связки ещё не наладились, говорила перерывами и хрипло. - я умираю.. пока мама рядом, я быстро скажу те самые слова. Я очень-очень, люблю тебя. Вот честно. как мутанта, как человек. Очень люблю.
Она ещё не знала, что будет жить, что он её спас и вообще впереди по хлеще приключений. А ещё этот холод не прикрытого тела прибавил реальность её смерти. Закрыв глаз, ребёнок вновь поник в то самоё тёмное сознание, ей надо было отдохнуть.

+1

10

Атрокс сидел около той самой парты и смотрел в никуда. Он прокручивал все картинки в голове. Для него это была первая операция. Много риска. Но всё равно нельзя быть уверенным, что девочка очнётся. Пот с лица и тела мужчины постепенно исчезал, тело остывало, становилось прохладно, а любимый, теплый плащ, разорван на клочки. Казалось, никогда бы мутант его не порвал, потому что это была вещь, которую можно приспособить для любого дела. И вот... Плащ снова сделал это, сделал своё последнее дело. Вряд ли им теперь можно будет укрываться и согреваться. Придётся подыскивать что-нибудь другое.
Атро всё ещё сидел, а девочка не просыпалась. Он знал, что его яд, введённый в руку в таких количествах, не может так долго держать жертву в анабиозе. Казалось, что Типпи умерла. Атрокс привстал, развернулся и склонился над ней, медленно разглядывая. Его лицо было таким спокойным и, казалось, даже грустным. Печальным.
- Я.. я умираю.. пока мама рядом, я быстро скажу те самые слова. Я очень-очень люблю тебя. Вот честно, как мутанта, как человека. Очень люблю...
Атрокс удивился от того, что она смогла что-то сказать и ещё более удивился от того, что она сказала.
- А ты не изменилась...
Мужчина наклонился ещё ниже, его внимания привлекла повязка на маленькой голове. Чешуйчатая рука слегка отслонила её от лица, и Атрокс заглянул под неё. Увиденное заставила его смутиться.
- И что? Я проиграл? Моих стараний и пота не хватило даже на такое?
Нет, конечно, операция - серьёзное дело, но мужчина сам себе доказывал, что он сделал слишком мало. Глаза его сузились и устремились в даль барабанным стуком. Чешуйчатые руки вновь подняли ребёнка с парты, подняли спустя две секунды от того, как нога Атрокса резко пихнула парту в сторону. Та отлетела и немного развалилась. Дракон проследовал с Типпи в руках дальше в школу, захватив с собой ушастого. Там нашёл большой, более-менее целый, шкаф и уложил в него обоих, закрыв на защёлку. Шкаф обложил широкими досками, чтобы его трудно было открыть как изнутри, так и снаружи. Воздух внутри шкафа был. Ну, остался последний штрих. Атро взял в руку маленький кусочек плаща и начал выдавливать на него свой яд в достаточных количествах. Ядовитым кусочком он обмазал шкаф и скрыл всякий запах крови и плоти содержимого.
- Будь тут...
Атро выбежал из школы. Его бег изредка менялся. То на двух конечностях, то на четырёх. Куда он бежал? В город, а, точнее, к больнице. Достигнув её, мужчина тяжело вздохнул, отдышался и решил пролезть внутрь. Пришлось поднатужиться, чтобы преодолеть все обломки и снег. Достигнув середины пути, Дракон выпрыгнув из под завалов и, наконец, смог оказаться на крыше. Через крышу он спустился внутрь здания и принялся искать какие-нибудь таблетки, сиропы, всё, что угодно. Пот снова пронзил тело. Ничего не было. Никаких лекарств.
- Неужели уже всё растащили? Сволочи...
Лишь спустя несколько минут мужчина попытал счастье в каком-то кабинете, где как раз хранились почти все препараты. И вот, удача, лекарства найдены. Атрокс взял ватные палочки, зеленку, бинты, обычный чистый пакет, шприц и обезболивающее. Время терять нельзя, поэтому, собрав лекарства, ящер отправился назад в школу. По дороге он вспоминал, как когда-то делал уколы матери.
- Думаю, сделаю...
Спустя какое-то время Дракон прибыл в школу и сразу же направился к шкафу. Как он заметил, никто не приходил и, следовательно, с Типпи и зайцем всё в порядке. Чешуйчатый сильный хвост поломал доски, а руки открыли шкаф и достали маленькие тела. Пришлось вновь химичить. Атро убрал с ран куски своего плаща и начал обрабатывать их зелёнкой, а потом уже перебинтовывать нормальным, стерильным, бинтом. Сердце ребёнка билось, поэтому пока рано сводить концы с концами. На упаковке обезболивающего Дракон прочитал, что к чему, и наполнил им шприц. Это был промедол. Мужчина взял маленькую ручку и ввёл его. Теперь, наконец, Атро одел Типпи. Вновь развёл огонь и принялся жарить заждавшегося зайца, вытащенного из шкафа. Пришлось, конечно, сначала разделать его и избавить от шерсти. Острые когти подсобили. Поджарив мясо, Дракон сложил его в тот самый пакет, оторвав себе кусочек. Присев рядом со шкафом, немного откинул голову и медленно ел, почти с прикрытыми глазами. Да, он устал. Типпи в сидячем положении находилась рядом, а, точнее, почти облокотившись на ящера.

+1

11

Типпи спала крепким сном впервые за столько времени, сколько прожила в Кобре. Не то чтобы она не высыпалась, и такое было, жаворонком вставала утром, ни разу не заснув днём. А сейчас спит ближе к вечеру, утомилась, набегалась. Столько всего навалилось: уход, расставание, страх, боль, чувство смерти.
Её щёки покрылись румянцем, со сторон веяло теплом и приглушённым, успокаивающим стуком. Билось чьё-то сердце. Нет, своё имитировало естественное движение, а это такое спокойное и тихое. На лице растянулась улыбка, ребёнок коротко зевнул, потёршись щекой о чьё-то плечо.
Так тепло и спокойно..
Приоткрыв глаза, бросилась неясная картинка. Приоткрыв правый, тут же зажмурилась. Откуда столько разных цветов, а в центре тепла светилось красное пятно. Зато с левым глазом ничего не произошло, показались танцующие языки пламени, играя, они трещали и шипели.
Плечо двигалось, живое и принадлежащее кому-то кого Типпи не успела рассмотреть. Издав сонный стон, девочку хотела бы подвинуться, да скатилась на ноги мужчину, изобразив кривую улыбку.
И вправду он. Мы что в раю? Какой-то грязный рай. И снег повсюду. Я думала здесь теплее.
- Привет - голос зазвучал тихо в полушепоте, расправляя улыбку на оживлённом лице.
Странно. Боли нет, но предчувствие подсказывало, что так не должно быть. Вытянув руки, Типпи потянулась к мужчине, забыв давние запрет о неприкосновенности, обняла его, прижавшись щекой к оголённому торсу. Почему он не носит одежду? Нормальную одежду, чтобы согреться от холода.
Запахло чем-то вкусным, точнее этот аромат уже присутствовал, но был пойман только сейчас. Промычав про себя, Типпи машинально облизнулась, задев языков кожу дракона, зажмурившись от представленного блюда в голове.

+1

12

Стало так спокойно и тихо. Наконец-то, закончилась вся эта шумиха. Теперь можно спокойно отведать свежего жареного мяса.
Атроксу было всё равно, кто на нём лежит и как. Он был настолько голоден, что готов проглотить все кусочки разом. Вообще, поесть он хотел ещё давно, а тут Типпи подвернулась со своими дырками в теле. Внутри Атро злился на неё. Чисто из соображений взрослого человека и малюсенького родительского инстинкта хотелось как следует поругать ребёнка. Вот уже давно мужчина подметил, что Типпи вечно попадает в неприятности. Постоянно лазает где-то, ловит пули в спину, получает раны от таких, как Атро, падает с крыш.
- Такая растяпа. Прям раздирает от злости. Неужели нельзя быть более осторожной? Ещё маленькая и глупая, поэтому нифига не понимает, что мир сложнее, чем кажется, и опаснее...
Атрокс хмуро смотрел на неё, спящую, спокойную, и грубо жевал мясо с костями. Частички пыли впивались в его нос, и он чихал. Уже раза три чихнул за время, пока ел. Мужчина не выбрасывал кости, а ел их, перегрызал, экономя пищу. В условиях Радита даже кости нужно есть, чтобы не подохнуть от голода.
Чешуйчатая рука потянулась к лежащему рядом куску ткани, испачканному во всякой дряни. Об него он вытер заметную грязь с тела, а потом и жир с пальцев.
- Как обидно за плащ... Жаль. Чистый кусочек всё равно буду носить с собой. Память же. Столько всего мы пережили вместе. И ещё переживём, с этим кусочком...
Всё, пузо набито. Можно и поспать.., но спать не хотелось. Выспался уже, когда голод разбудил его в Остоне. Атрокс вспомнил о том, что видел у Типпи. Она ведь изменилась. Глаз у неё странным каким-то стал. Подросла немного, а вот в голове не прибавилось, считал он. Ну, теперь уж Дракон точно знал, что девочка - одиночка. С её-то внешней комплектацией в "Кобре" жить нельзя. Сбежала, наверное. Или смогла отбиться от людей и не погибнуть. Смело, считал он, но не понимал сути до конца. Считал, что лучше бы она погибла там. Здесь ведь, одна, долго не протянет. Что было бы с ней, если бы Атро не появился в школе именно в эту минуту? Умерла бы, и всё.
- Такая безбашенная, и некому жизни научить. Думает, что сама познает этот мир и станет мутантом-добряком. Хах. Познает, ловя пулю за пулей, но до конца такой дорогой не дойдёт. Ей нужно свернуть. Дорог много...
Атрокс глубоко вздохнул, глубоко задумался о нелёгком будущем Типпи. Ведь, правда, нелегко ей будет.
- Помрёшь ты тут со своими соплями... И улыбка не убережёт тебя от хищников... Нужно быть охотником, а не дичью...
И в этот момент Дракону действительно показалось, что он обязан научить её. Всё это странно выглядело. Тем самым он хотел показать свой опыт и величие, а также силу.
- Нет, я не стану. Не заслужила... А кто заслужил..? Только я сам. Ненавижу людей. Такие суки, предатели...
- Привет...
Голова Атрокса еле заметно дёрнулась и повернулась в сторону Типпи. Очнулась-таки. Её слова были слишком неожиданными, так как прервали размышления о жизни и прочем. Мужчина заметил, как ребёнок облокотился на грудь сильнее и облизнул его торс. Лицо немного перекосилось и поморщилось. Дракон немного отодвинулся спиной от стены и шлепнул Типпи по щеке пальцами, с хлопком, но почти не больно.
- Очнись, - грубо сказал он, нахмурившись. - Боже, какая же ты глупая. Ты у жизни ничему не учишься. Думаешь, я буду каждый раз спасать тебя? Неужели ты ещё не поняла, кто ты есть и где находишься? - мужчина немного оскалился. - Будь доброй, будь кем хочешь, но убивать, нещадно, выдирая глаза, должна каждого, кто пытается тебе навредить, - казалось, очаг внутри Дракона накаляется с каждым словом. Казалось, что он просто сейчас начнёт всё крушить и убьёт то, что некоторое время назад так старательно спасал.
Прошла минута. Тишина.
- Не делай так больше, - голова Атрокса отвернулась от Типпи, как и взгляд, но сам не вставал, примкнув спиной обратно к стене, поэтому девочка ещё лежала на нём. Сказал он эти слова спокойно и мягко, будто с толикой переживания.
Дракон повёл рукой в сторону рядом находившегося пакета с ещё горячим жареным мясом, мол, ешь.

+2

13

Не успела проснуться, только открыла веки и слышится это ворчание, опять чем-то недоволен. Его голос резал  слух, отрубал пути отступления, забивал в угол, загромождая проход собой. Типпи приподнялась на руках, опустив глаз, виновато улыбнувшись уголками губ.
Опять он меня ругает. А ты не изменился.  Нет... изменился. Спас? Снова? Почему? Спасают всегда для чего-то. А может..
- Прости и спасибо, что вытянул меня из того света. А то я уже.. - голос затих, вспомнив женщину похожую на мать. Может ли быть, что её нет уже и пришла оберегать своего ребёнка? Воздух вырвался из дрожащих губ, растянув улыбку на лице. - Я тебя искала.
Странный этот мужчина. Он словно борется с собой. Осознано ли совершает поступки? Но теперь Типпи в долгу. А чем можно расплатиться? Пускай тогда учит, постараемся быть добрым хищником. Ребёнок вытянул руку в сторону пакета, почувствовав дискомфорт в плече, ранее такого не случалось. Она по прежнему отлёживалась кошкой на ногах дракона, даже подтягивая к себе пакет кончиками пальцев, не соизволилась сойти.
- Я искала тебя и потеряла тот самый, тот подарок. куда-то выронила. да.. Тут был человек. По голосу мужчина. Его запах не из наших. - "наших" по-прежнему звала членов Кобры. - Я очень испугалась. Всё так быстро произошло. Он так резко на меня набросился. И.. стрелял. В меня. В ребёнка! Я получается уже не ребёнок? В детей же не стреляют.
Притащив к себе пакет, обняв руками, Типпи заметила два углубления на руке, между забывшими шрамами. Тонкие дырочки, похожие на укус вампира. Задумалась. Что творил Атрокс, когда та была в отключке? Всё ли знает о его способностях?
Я ничего не чувствовала. Совсем ничего. Пристальный взгляд окунулся в прошлое, ловя похожие частички. Вот оно! Та рыба, ещё живая, перестала барахтаться. Но почему? Это яд? Неет, я бы не проснулась. Может. Если он дракон, драконы ящерицы. Возьмём ящерицу..тааак..вараны, их слюна, попадая в кровь парализует. Что правда?
Она подняла изумрудный глаз на мужчину, изобразив призрачный вопросительный знак. А он опаснее куда кажется. Нащупав на лбу повязку, опустила её на положенное место, стало свободнее смотреть на мир. В голове варился суп из вида борща, где столько информации готовилось и переваривалось. Многое прояснилось, оставляя смущённый след, гневную вспышку. Впившись выросшими клычками в мясо, инстинкт притупленного хищника жадно врезался в мозг, требуя пищу. Ещё когда-то без особых специй еда не готовилась, а сейчас разум готов съесть даже живую, трепыхающуюся тушку.
- Научи меня - в моменты перерыва, когда рот отрывался от смачных краёв, успевала, чуть ли не выкрикнуть пару слов. - Я. Постараюсь.
Как Ньютону упало яблоко на голову, так и у Типпи вспыхнула мысль. Резко отскочила в стороны, встав на четверьки возле костра. В зубах всё ещё был недоеденный кусок, точнее кость, которая не собиралась хрустеть в зубах.
- И так. Хищник наелся, а значит, он слаб. Вот он сидит, почти спит, усталый, он может легко оказаться добычей для проворного, хитрого змея. - описала себя так, что загордилась на пару секунд.
Ещё пару часов её терзала боль всего тела, а сейчас та норовит играть и веселиться, и не прочь забраться на ещё одну крышу, чтобы сорваться с неё. Неторопливым шагом, как подобает подкрадываться, ребёнок играл плечами, как делают кошки, чтобы прыгнуть. Зажав кость зубами, Типпи набросилась на мужчины своим весёлым, пронзающим школьные коридору, давно скучаю по этому, весёлым криком.

+1

14

Время начало тянуться долго. Типпи всё не просыпалась. Атро не собирался возиться с ней сейчас. У него были другие планы, поэтому все странные мысли в момент пропали из головы.
- Прости и спасибо, что вытянул меня из того света. А то я уже.., - прозвучала речь, затихшая на последних словах.
Мужчина медленно повернул голову и посмотрел на ребёнка.
- Очнулась-таки, выжила. Ну и хорошо...
Атрокс зевнул, прикрыв рот рукой. Пока сидел здесь, более-менее отдохнул. Можно вернуться в город и попытаться найти какую-нибудь новую тёплую ткань, чтобы согревала. Свою родимую же порвать пришлось. Ну, ничего, лёгкая жертва во имя этого маленького человечка. Всё будет сложнее и ужаснее, чем кажется.
- Я искала тебя и потеряла тот самый, тот подарок. Где-то выронила. Да.. Тут был человек. По голосу мужчина. Его запах не из наших. Я очень испугалась. Всё так быстро произошло. Он так резко на меня набросился. И.. стрелял. В меня. В ребёнка! Я получается уже не ребёнок? В детей же не стреляют, - вновь прозвучал встревоженный голос.
Атро так и продолжал молчать, выслушивая всё, что говорит ему Типпи. Он и сам озабочен всей этой ситуацией. Пули Шентауна вызвали у него подозрение, но всё равно знать наверняка ничего нельзя. Опускаясь в своё глубокое прошлое, в воспоминания, Атро уверен, что правительство Атерры не стало бы плевать на подобную катастрофу. Думаем, разрушение столицы они бы не простили.
- Возможно, пытаются убить нас? Но это слишком глупо. Нет такого лекарства, которое смогло бы убить вирус. Я уже достаточно был наслышан об этой заразе, пока не сел в тюрьму. Либо они нашли лекарство, либо послали людей на верную смерть. Да ну. Не стали бы они сюда свои носы совать. Кишка тонка... Так-с, плащ... Надо не забыть найти новый.... 
По сути, Дракон сейчас вообще думал о другом. Его мысли явно не касались того, где он сам находился. Пора спуститься с небес на землю.
- Научи меня. Я. Постараюсь, - раздался голос.
Атрокс достаточно резко посмотрел на Типпи. Он был удивлён, что она попросила о подобном, но явно предвкушал, что так и будет. Но, так или иначе, мужчина снова промолчал, кинув взгляд на выход из школы. Он и не заметил, что Типпи уже отбежала и попыталась выкинуть какой-то трюк.
- Итак. Хищник наелся, а значит, он слаб. Вот он сидит, почти спит, усталый, он может легко оказаться добычей для проворного, хитрого змея, - послышался игривый голос.
- Что на неё нашло?
Ну и, не успел Атро сосредоточиться, как ребёнок бросился на него. Он был крайне недоволен подобным. Никто и никогда себе такого не позволял, чтобы даже трогать его самовольно, ибо Атр этого не любил, а тут прям такие радости и нежности.
- Ой да ну, - громко рявкнул Дракон, схватив Типпи за нос пальцами и стянув с себя. - Не переоценивай себя, - дал он ей в лоб лёгкий щелбан.
- Знаешь, -  мужчина устало вздохнул. - Вряд ли мы ещё увидимся. Так будет лучше. Я замечаю, как меняюсь, тем самым становлюсь более агрессивным и злым. С каждым разом убивать мне всё проще. И ты жива только благодаря тому, что ещё маленькая. Думаю, если такой момент настанет - ты вырастешь, то мы не сможем дружить. Я буду пытаться убить тебя, и этого не изменить. Не отрицаю, может, мы ещё встретимся, и ты станешь одной из тех, кого я буду уважать, как друга, или знакомого, но не сейчас, - говорил он всё это, смотря ребёнку в глаза. - "Внутреннее Я" - лучший учитель. Мне нужно идти. Да и вряд ли я буду учить тебя чему-то. Оно мне не надо. Если только мы встретимся ещё, через какой-то короткий отрезок времени, то я подумаю, но не надейся, что будет легко. Я ведь тебе не какой-нибудь дядька-добряк, - Атро хитро улыбнулся, невольно показав белый клык. - Поменьше лазай везде и выживешь. И, подожди секунду, - Дракон направился к выходу из школы. Сосредоточившись, Атрокс учуял засохшую кровь и запах чешуйки. Он прошёл дальше, обошёл школу и увидел её. Лежала себя тихо-мирно, лишь немного присыпанная снегом. Мужчина поднял её и приложил к своему хвосту.
- Да, она... Пойду отнесу...
Дракон зашёл в школу, подошёл к Типпи и протянул свою руку.
- Вот. Она ведь? Больше не теряй, - тихим голосом сказал он. - Пока, мне пора идти, - чешуйчатая рука похлопала девочку по плечу.
Сразу с места, с прыжка, Атро покинул школу. Его силуэт отдалялся, а потом и вовсе пропал в снежном тумане.
-----> В Остон.

+2

15

Было бы здорово вместе заселиться на какой-нибудь вышке, вести патрулирование, охотиться и бок о бок согревать ночами. Да, Типпи мечтала об этой жизни, но дракон был увлечён иным. Его волновало его положение в социуме, беспокоился о своём поведении стараясь то ли уберечь от себя невинным, либо спрятать самого от этого мира. Он слишком проникся в опасную суть, что кто-то возвёл на них охоту.
Типпи чувствовала его настроение через взгляд, такой задумчивый и притупленный. Он что-то решил для себя. Узы - единственная проблема, когда встаёшь у порога смерти. Какой-то ребёнок изменил сущность убийцы, приручил, возродив пушистого котёнка. Скорее всего Атрокс очнулся, перебрал в мыслях что многое теряет находясь рядом с тем, кого недавно спас. Считает ли её обузой в своём царственном одиноком мире или помехой для творения личных идей? Ответа не узнать.
Только не нос!
Девчушка пискнула, обхватив руками шершавую ручищу мужчину, но только больнее себе же сделала. Сморщив недовольную физиономию, сразу прикрыла лицо, стоило ему разжать пальцами. Теперь будет краснеть, как у деда Мороза или алкоголика с аттестатом.
В следующую секунду пришёлся щелбан и та полностью поникла, сев на холодный пол. Да что за... Успокоилась, почти мгновенно, развесив уши, впитывая слова, отчего лицо выразило грусть. Нет. Она не хотела с ним расставаться.
Прошу.. Только не ты. Не уходи. Я же останусь совсем одна.  Пожалуйста, Атрокс. Не уходи!
Хотела подняться, чтобы протянуть руку, да вспомнила про лоб и нос, быстро переломилось. Поначалу её охватывал страх одиночества, сменяющий на разочарование и боль, и так медленно перевоплощающее в надежду. Кое-что понял. А вдруг это и есть тот первый урок выживания? Чтобы научиться плавать, некоторых детей, жестокие отцы, бросали в реки. Захочет жить, всплывёт. Вот только не брюхом ли вверх, как рыба? Жестоко. Так и Атрокс сейчас поступал. Он бросал её одну, зная о надвигающей опасности, "охотник" мог быть не один и где-то рядом. Возможно, он решил проверить её, чтобы в будущем дать себе отчёт "зачёт сдан".
Это жестоко... Вот так со мной. Это моя расплата за то, что ты меня спас. Жестоко, Атро.
Кристальная капля стекла по щеке вниз. Она не верим своим ушам, что её обрекают на волю судьбы. Благо обезболивающее ещё действует, но потом боль вернётся, а вместе с ней и страдание, слабость и... только не смерть. Почти разрыдалась, дослушав наставительный совет, почти ослабла и готова была лечь ровным пластом, завернуться спиралькой у костра и сказать себе прощай. На мгновенье, она сдалась.
Мужчина вышел вон за стены школы, вернувшись, глаз ребёнка замер, дрожа ресницами. Она. Чешуйка, запачканная кровью, но та самая, точнее тот, подарок. Приняв её в свои руки, бережно укрыла сверху ладонью, прижав к груди.
- Я выживу Атрокс. Обязательно. И мы увидимся. И ты увидишь, что я не слабая.
Сердце желало выложиться на полую, рассказать свои чувства, желания на все 34 страницы формата А4. Но стоит ли знать ему? Его возраст скорее превышал вдвое девчушки, взрослый и сам поймёт, что ему следует знать, а что стоит спросить.
Типпи осталось сидеть у костра, совсем одна, с чешуйкой и оставшимся мясом в руках. Что же, она докажет ему, что и девочки умеют быть сильными, может тогда изменит своё решение и научит своему ремеслу "как выжить после апокалипсиса". А пока дождёмся рассвета, отправимся в путь, в Остон - родной город, найдём свой дом и начнём выживать.

Отредактировано Типпи Дегре (2015-02-17 19:53:23)

+1

16

Всю ночь она не спала, смотрела, как огонь жадно объедал новые, подкинутые доски, хрустя ими, словно поп-корн. Из головы не выходили слова дракона, давно покинувшего здание школы. Эффект бодрости сменился на разъедающую душу, боль в плече. Когда просто сидела, всё было успешно хорошо, но стоило двигаться, как нора, проделанная пулей, дёргала по струнке.
Выжить... А смогу? Конечно, смогу. Это же Остон? Здесь я родилась, дом где-то недалеко.
Глаз завороженно шарил в тлеющих огоньках, ловя угасающие огоньки потухшего пламени. Сквозь тьму ночную, лишь искры освещали место бытия. Обняв колени, девочка прикрыла глаз, в надежде заснуть.
Жаворонком проснулась точно по расписанию восхода, солнце выглянуло, да осталось смотреть сквозь серую пелену, облачных осадков. Оно не грело, придавая призрачный образ тепла.
Как и прошлые ночи, ей снились сны, построенные на эмоциях. Сегодняшний включал в себя вчерашнюю встречу, от и до её завершения. Подгребая под себя пакет, тело вздрогнуло. А где сумка? Поднявшись, сразу упав на колено, ребёнок засуетился, рыская в одиноких коридорах, в поисках своей единственной вещи. Скользкий язык питал оставшийся запах, отделяя запахи по алфавиту. Вот оно!
- Нашла.. - облегченно вздохнула, поднимая сумку с одной из парты.
Подул слабый ветерок, принёсший с собой шепот детских голосов. Ребёнок обернулся, по спине прошёлся холодок в виде рассыпанных, колючих, мурашек. Это место хранило в себе неизвестность. Подойдя к доске, выискала мелок, расписав на ней текст: "Скучаю по вам." Уголок губ пополз вверх изобразив подобие улыбки.
Скучают ли?
Опустив взгляд, она вздохнула полной грудью, эхом отдалась боль, выдох оказался болезненным. Запихнув в сумку пакет и чешуйку, Типпи осторожно вышла из школы, поглядывая по сторонам. Слабый утренний свет освещал макушки деревьев, тенью падая на усыпанный рядом, клубки снега.
Я справлюсь. Улыбка всплыла более естественно, чем в прошлый раз, воодушевляя проголодавшийся разум.
=== Улицы.

0


Вы здесь » Радиоактивная зона » Остон » Заброшенная школа


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC